Новости

Мари Краймбрери: «Я выхожу на сцену рассказывать свои истории»

Мари, ты не любишь, когда тебя называют певицей, и предпочитаешь — «автор и исполнитель». Почему?

Потому что я не выхожу на сцену демонстрировать свои вокальные данные, я выхожу рассказывать свои истории. И то, что они созвучны такому огромному количеству людей, это приятный бонус. Я никогда не училась петь. Не скрываю этого и не стыжусь. Но при этом знаю, что, выступая перед публикой, искренне и чисто доношу свои эмоции через тексты, через манеру исполнения, через свою открытость. У нас люди уже давно научились отличать искренность от фальши. Какую бы душевную песню артист ни купил, она может тупо не зацепить только потому, что он сам не понимает, о чем поет. Да вообще купить можно что угодно: первое место в iTunes, обложку журнала, лайки в инстаграме... Всё, кроме зрителей на твоих концертах и любви аудитории.

Когда ты в подростковом возрасте пела свои первые песни дома, а родители врывались в комнату со словами «заткнись, не ори», вряд ли ты философски относилась к их оценкам?

У меня в комнате была дверь-купе, и я не всегда слышала через наушники, что кто-то заходит. Частенько бывало, что я пыталась читать какой-то очередной рэп-куплет, что-то напеть, и вдруг — похлопывание по плечу. Папа не стеснялся в выражениях: «Ложись спать! Хватит уже орать, всех соседей разбудишь!» Но ведь, что самое интересное, он был прав. Это же так и было.

 

Это дало импульс работать над собой, развиваться. Мне постоянно вбивали в голову: ты поешь хреново — а я в этот момент думала: хорошо, сейчас я вам покажу, как умею! Назло!

Папа как-то сказал тебе в сердцах, что ты позоришь его фамилию. Что это была за история?

Ой, это говорилось в контексте. У меня в подростковом возрасте с папой сложно складывались отношения. Взаимопонимания не было вообще. Представь ситуацию. Мне 15 лет, я прихожу домой и говорю: «С завтрашнего дня начинаю работать в ночном клубе». Понятное дело, у папы глаза на лбу. А я ведь в этот клуб устроилась не стриптизершей.

В то время я мечтала о карьере хореографа-постановщика. У нас был свой коллектив, и мы просто ставили все вместе
шоу-программу. Я даже пригласила родителей в клуб, чтобы они убедились, что их дочка ничего постыдного там не делает. Мама пошла, познакомилась с директором, с ребятами из команды и всё приняла. А папа категорически отказался идти. Напридумывал себе всякой ерунды.

 

Полную версию интервью читай на сайте OK! 

Назад