Новости

Мари Краймбрери: «Я за душу, за мурашки по коже» Читай новое интервью Мари для «TheQuestion»

Мари Краймбрери — стопроцентный selfmade-артист нового поколения. Несколько лет существуя исключительно в интернет-пространстве, в 2017 артистка зазвучала в эфирах федеральных радиостанций и телеканалов и теперь уверенно обосновывается на большой сцене! Три года назад, когда она только начинала, в нее никто не верил. Мари — автор и исполнитель собственных песен, и долгое время она не сотрудничала ни с одним продюсерским центром, хотя предложения поступали постоянно. После практически самостоятельного выпуска альбома «ННКН (Нет Никого Круче Нас)», на юную певицу обрушился шквал предложений, потому что альбом моментально вошел в топ-10 iTunes, а песни «Полюби меня пьяную», «Вызови такси», «Давай навсегда» в одночасье стали популярными среди пользователи социальных сетей. Уже 3 ноября вы сможете увидеть и услышать Мари на большом сольном концерте в клубе RED в Москве, а пока читайте о последнем альбоме «Переобулась», новом творческом этапе и многом другом в ответах исполнительницы на TheQuestion.

Какие музыкальные клипы вас впечатлили?

Мы записывали «Итоги года», я начала говорить о том, что вот этот мой клип любимый, потому что я в нем прям я на сто процентов. И потом я подумала: «А, нет, в этом тоже же я, и в этом тоже я». Поскольку у меня полная свобода в визуализации клипов и, как правило, все сценарии принадлежат мне. И обычно они не отличаются от ситуаций, происходящих в моей жизни – то есть, мы постоянно снимаем такой мини-сюжет из моих будней. Я даже не могу сказать, в каком клипе я ближе всего к себе.

По визуализации, мне кажется, что больше всего я похожа на себя в клипе «Она тебе не идет», потому что я в основном так же и выгляжу – растрепано, постоянно за рулем или постоянно в каком-то немного неадекватном состоянии, в хорошем смысле этого слова.

В клипе «Не в адеквате» я в максимально естественном образе, у меня очень детское личико без макияжа. Я во всех последних клипах после контракта с «Вельветом», практически всегда без макияжа – даже на сцене. На мне его всегда минимум, и на мне всегда трудно заметить смоки. Только на сольном концерте мне прям очень хотелось видеть себя яркой – я на тот период жизни так чувствовала, и поэтому на сольнике в Москве я была и со смоки, и с ярко-малиновыми волосами, потому что моё мироощущение на тот период было именно таким.

В клипе «Она тебе не идет» я – это я на сто процентов, это моя история. И клип снят в туалете ресторана, в котором все девочки, так сказать, пудрят носик, и я правда в период, когда переживала эту историю, какую-то часть даже куплета записывала непосредственно в дамской комнате, как бы это ни звучало сейчас смешно или глупо, но это факт. И на этом клипе у нас максимальное количество просмотров, мне кажется, именно за ту честность, которую другие бы постеснялись снять.

В клипе «Туси сам» как раз-таки моя вторая сторона характера – мой сарказм.

В клипе «Не в адеквате» — моя нюдовость и мое, наверное, повседневное состояние кожи, одежды, тела и чуточку графики, немного такого неземного добавлено туда, что в принципе мне не свойственно, но для меня это был эксперимент, который, мне кажется, у нас удачно получился.

Клип «Красная Луна» — это больше не клип, а период. Когда я очень хотела запечатлеть себя с малиновыми волосами, но знала, что из этого цвета я сейчас уйду, а для меня это было очень важно. Я написала эту песню, когда у меня были малиновые волосы, и я хотела клип на эту песню непосредственно в таком образе. И здесь я больше всего хотела сыграть только на своих личных ощущениях.

Не понимаю людей, которые пишут: «Окей, а где сюжет клипа?» Мне всегда вот интересно, почему я должна снимать так, как это слышится по тексту, так, как это видят другие люди. Я всегда хочу показать свою историю, я хочу показать, что в период написания «Красной Луны» я находилась абсолютно одна и записывала эту песню вот просто смотря в одну точку. Я написала этот трек от начала до конца практически одним дублем. Практически так у нас выглядит клип. У нас очень мало склеек по монтажу. И я находилась одна, была с малиновыми волосами, и испытывала именно те эмоции, которые были в клипе. Если вы посмотрите этот клип, вы поймете, что помимо того, что он снят практически одним дублем, в монтаж вошел дубль, который мы сняли первым на съемочной площадке. Соответственно, можно сделать вывод, что клип мы сняли за семь минут.

Должна ли быть цель в жизни?

У меня нет цели. Я не знаю, хорошо это или плохо. Просто я уже не раз говорила о том, что я бы никогда не хотела добиться меньшего, чем, например, сумела бы. И мне кажется, поставить себе цель – это ограничить себя. Жизнь — настолько непредсказуемая штука, что очень глупо ограничивать себя в желаниях. Очень глупо желать одно, и еще и расстраиваться, если это одно в твоей жизни не происходит.

Я кайфую от каждого дня, каждого момента и каждого события. Я люблю, как мелочи, так и глобальные события, которые происходят в моей жизни. И не могу сказать, что что-то сейчас происходящее в моей жизни доставляет мне меньшее удовольствие, чем доставило бы что-то одно желаемое. Не могу себе представить, как это, – вот, я бы хотела поехать на «Евровидение», но от меня такого никто не слышал и не услышит. Это априори не может быть целью, и для меня это всегда было странным, когда люди говорят: «Я занимаюсь музыкой, потому что я бы хотел добиться такого результата и собрать Олимпийский».

Ну, зашибись, вот ты его собрал. Что дальше?

На кого из молодых исполнителей стоит обратить внимание?

Либо я плохо разбираюсь в жанрах, либо я не могу назвать начинающих крутых поп-артистов, от которых бы у меня бежали мурашки по телу.

Я обожаю слушать голос Леши Свика, я безумно кайфую от проекта Kavabanga Depo Kolibri, хотя мы кардинально разные по направлению музыки.

Я очень люблю группу «Адвайта», мне безумно нравится исполнитель Homie и больше даже не могу перечислить тех, кто у меня в плейлисте играет, например, последнюю неделю.

Просто я меломан, и у меня меняется вкус и, возможно, сегодня я записываю это интервью, а уже завтра у меня в плейлисте появится какое-то новое крутое имя.

Музыканты, как бы вы описали слушателей своего творчества?

Моя любимая тема – аудитория. Почему-то все просто думают, что у меня самая активная аудитория от 13 до 18 лет, но, даже если посмотреть на рейтинги социальных сетей, – у нас самая активная аудитория 18-25, следующая по активности – 25-35, и только на третьем месте у нас аудитория 13-18 лет. И эту же картину можно наблюдать на концертах: у меня вся команда, весь коллектив и весь, наверное, лейбл не перестает удивляться только одному факту: почему на моем концерте присутствуют люди, которым за 30. И их равное количество с теми же людьми, которым до 25 лет.

Но это ни в коем случае не маленькая аудитория. При том, что, на самом деле, мне по кайфу абсолютно любые люди. Я понимаю, что, когда у нас идут какие-то дневные вечеринки, когда у нас идет бесплатное мероприятие либо же open-air – у нас всегда присутствуют дети, и они точно так же нас любят, как и мы их. Но на сольных концертах всегда можно лицезреть и женщин, и мужчин, которым за 30 лет и они отрываются!

Мы были недавно в каком-то городе, и ко мне подошла компания из пяти женщин лет по 40, которые работают в одном офисе, отпросились с работы и приехали на мой концерт. Это нереально круто. Подходят люди за кулисами и говорят о том, что их зацепили тексты, их вообще не интересует ни мой возраст, ни что угодно. Единственное, что их интересует – это как я в свои годы размышляю точно так же, как они размышляют уже в свои, так сказать, долго прожитые.

Исполнители, в каком стиле вы создаете музыку?

Я работаю в направлении поп-музыки и не понимаю, зачем меня относят к хип-хоп и r'n'b-исполнителям, потому что я абсолютно далека и от первой, и от второй культуры. А поп-музыка мне безумно близка. Не могу сказать, что у меня есть какие-то стили, в которых я бы хотела экспериментировать. Скорее, я бы хотела в поп-музыку добавлять элементы других стилей, но не более.

Какие истории исполнители рассказывают своими альбомами?

У меня весь альбом «Переобулась» получился единой историей, потому что я старалась расставлять треки в хронологическом порядке их написания и немного по общему созвучию, чтобы аранжировки плавно переходили одна в другую, и не было дисбаланса для слуха. Я просто подписала контракт и словила себя на мысли, что очень многие люди мне писали о том, что я, якобы, была андеграундом или хип-хопом, а стала попсой. И что меня больше всего забавляет – я никогда в жизни не была андеграундом и уж точно не планировала в хип-хоп сферу. В одном из треков я демонстративно зачитала: «Я точно не девочка-рэп», — чтобы эта тема прикрылась окончательно, потому что не нужно путать стиль одежды человека с направлением его музыки.

В музыке я всегда была попсой, и я горжусь этим до мурашек по коже, потому что я сама обожаю поп-музыку. Мне безумно нравится быть в этом направлении. Хотела бы читать рэпчик – я бы его читала обязательно. Мне нравится добавлять какие-то элементы других стилей. Но это не является моей основной задачей. Мне, в целом, нравится поп-музыка – она обширна, объемна и имеет какое-то развитие. И, соответственно, я поняла, что уже несколько раз люди говорят «ты переобуваешься» — я решила, что окей, раз вы так считаете, то хорошо, я переобулась. Это больше, наверное, сарказм, превратившийся в полноценный автобиографичный трек.

Музыканты, с кем бы вы хотели фит?

Вот не поверите, но цели создать совместный трек с кем-то нет. Опять-таки, я, в первую очередь, за душу, за мурашки по коже. И создавать просто крутой саунд – у нас в стране есть артисты, которые этим занимаются, и я желаю им успехов и процветания. Но я не из той категории, кто будет гнаться за каким-то временным «а было бы круто сделать с ним», потому что вы оба крутые. Это вообще не мое.

Я понимаю, что, если я создам дуэт, то я хочу выходить с этим человеком в дуэте на сцену и чувствовать, что меня прет, мне очень круто от того, что даже по-человечески мы сходимся. Это такая энергетическая тема, в которую мне бы не хотелось погружать абсолютно незнакомых для меня людей. Мне хотелось бы делать свои тексты, голос, записанный где-то, возможно, уставшим. «Гастрольным вокалом» я это называю. Мне бы, возможно, не хотелось это отправлять какому-то артисту, с кем я не знакома и с кем бы почему-то мне резко захотелось совместный трек. Такого нет.

Я многих слушаю, но я даже не думаю о совместке, когда пролистываю. Никогда не гонюсь за чьи-то успехом, и уж тем более мне не интересно сделать совместный трек для того, чтобы популяризировать себя еще больше. Ну, это, как минимум, неправильно с точки зрения закона сохранения энергии: позариться на чье-то, взять чей-то успех и накинуть его на себя. Это не моя история.

Как известные музыканты начинали свой творческий путь?

Мне было, о чем заговорить стихами изначально. Потом я очень хотела, чтобы мои стихи стали музыкой для другого исполнителя – мне тогда было 17 или 18 лет. И в попытках писать треки для кого-то я поняла, что я сама записываю демки, и мне это нравится. Я жила в Кривом Роге и понятия не имела, что такое популярность, что такое продюсерские центры. И, естественно, представьте – живя в Кривом Роге, какое у меня впечатление о русском шоу бизнесе, в котором, я считала, что все проплачено, и это давно навязанный стереотип не только мне.

Я выложила трек, проснулась утром – у меня было сто тысяч просмотров на YouTube, и я поняла, что что-то в моей жизни изменилось. И, не поверите, уже были концерты, уже все у нас начиналось круто и хорошо, здорово и весело, но я забросила музыку, когда переехала в Москву. Где-то около года я не пела. Я изначально не хотела петь никогда – я всегда хотела работать хореографом. И сейчас уже, оглядываясь назад, я могу сказать спасибо за то, что у меня некоторое количество травм, несовместимых с профессиональной танцевальной деятельностью. Но тогда для меня просто казалось трагедией, что я не могу добиться своей цели и стать известным хореографом. И от отчаяния я начала писать стихи, которые в будущем переливались в музыку. Я просто находилась в творческой компании – меня окружали музыканты, я ставила хореографию для них. Работала в подтанцовке одного проекта и поэтому, наверное, как-то все это было взаимосвязано для меня.

Всегда, когда рассказываю о своей дороге, я не вдаюсь в подробности, потому что я терпеть не могу рассказывать истории, которые давят на жалость у людей. Понятное дело, что у меня были трудности. Понятное дело, что я оставалась без денег и планировала лететь в Украину – я это, не скрывая, спела в своём треке «От Диктофона до Радио». Но я не очень люблю на эти темы разговаривать в интервью. Мой, в любом случае, наилучший момент, который произошел в творчестве – это подписание контракта с моим лейблом, потому что я впервые с этого дня почувствовала себя, наверное, полноценным артистом, в которого верит кто-то, кроме тебя самого.

Потому что все годы, начиная от криворожских первых своих демок и заканчивая выпуском альбома «ННКН», который случился за две недели до подписания контракта с моим нынешним лейблом, это были периоды «в целом, девочка, ты очень хорошая, но развлекаешься – развлекайся». И больше я никаких слов поддержки даже от своего близкого окружения особо не слышала. Ну, говорили всегда что-то вроде «Ты крутая», «ты как бы молодец, и, если что, поддержу». А что должно произойти, чтобы «если что» — я не понимала до конца. И когда в моей жизни появились Алена Михайлова и Лиана Меладзе, я поняла, что такое, когда тебя поддерживают полноценно, когда в тебя верят, когда тебя направляют, когда тебе подсказывают. Я не зацикливаюсь на достижениях.

Когда мне позвонили первый раз и сказали, что с сегодняшнего дня мои треки играют на радио, я сказала: «О, кайф! Я еду в студию, сейчас скину новую демку». И все удивились, что я не сидела и не кайфовала от того, что мы играем на радио. Как-то же на этот факт артист, наверное, должен был отреагировать по-другому. Я очень не хочу останавливаться и наслаждаться каким-то достижением. У меня нет цели, и, правда, мне одинаковое удовольствие доставляет, как приехать в офис просто попить чаю, так и приехать в офис отметить какое-то глобальное событие, которое нас объединяет. Я, в первую очередь, всегда за то, чтобы в меня искренне верила моя команда. Чтобы у них горели глаза, и чтобы они горели у меня. Чтобы это всегда было взаимно, чтобы я не теряла чувства и желания творить новое. Не хочу останавливаться, смотреть назад и думать: «О, класс, вот я молодец здесь».

Мне нравится, когда меня хвалят мои продюсеры, и когда я сама чуточку себя недооцениваю. Наверное, для меня это идеальный баланс. И поэтому я могу сказать только то, что любое событие, происходящее за этот год, меня дико радовало.

Что слушает Мари Краймбрери?

Мне кажется, что даже если я сильно напрягусь, я не смогу составить трек-лист.

У меня нет такого вкуса на музыку, чтобы просто брать, потому что там записан какой-то редкий инструмент играет, и поэтому он считается легендой – нет. Для меня это бред. Я понимаю, что есть общепринятые легенды в мире музыкальной индустрии. И, понятное дело, что легенды – это неоспоримый факт.

Но в моих наушниках эти легенды почему-то не играют. В моих наушниках играет Лепс, Стинг, даже шансон может быть. В моих наушниках может заиграть очень много разных песен, и каждая из них только потому, что где-то меня зацепила эмоциональность, но меня не зацепило то, что она была дико популярной или то, что она получила какую-то премию. Меня что-то может зацепить, только потому что ты включил и невольно это попало в настроение.

И при том, эта песня будет каждый раз абсолютно новая!

Как изменится русская музыка через два года?

К сожалению или к счастью, чтобы понять, что наши артисты стали соответствовать трендам и пытаться им угодить, не нужно ждать два-три года, это уже происходит, и это отвратительно звучит, потому что почти вся современная музыка – в принципе, стала как один долгий трек.

Наверное, этот этап нужен. Наверное, для кого-то это даже круто, и, возможно, я очень многих вещей не понимаю, но мне не в кайф. Поэтому я нахожу для себя какие-то малоизвестные группы и слушаю их в своих трек-листах, потому что я понимаю, что здесь есть душа.

А когда ты слушаешь повседневные песни, у которых даже текстовая нагрузка отличается друг от друга – это, как минимум, глупо. По крайней мере, для меня. При том, что есть огромное количество очень крутой, стильной, текстово-украшенной музыки, но она почему-то не набирает ту популярность, которую набирают топовые треки.

Должны ли артисты придерживаться одного стиля в своем творчестве?

Вся моя стилистическая особенность – это ехать в машине и понимать, как мелодия звучит сегодня в моей голове, а какую мелодию я напишу завтра – непонятно. Мы всегда планируем какой-то релиз, готовимся и потом за неделю до него я приношу новую демку в Velvet, и мы говорим: «А, нет, а давайте выпустим это». И так у нас постоянно, спонтанно.

Я – не артист стиля, сто процентов. Я не говорю о своей музыке как: «Зацените мой саунд. Я самая клевая и я фиг знает, о чем я пою, но, тем не менее, у меня очень крутые биты». От меня вы такого точно не услышите.

Я могу сказать про каждый свой следующий релиз, что это будет очередная откровенная история из моей жизни. Либо же очередная саркастичная. У меня есть два состояния: депрессия и сарказм. И я очень редко нахожусь в нейтральном состоянии. Поэтому, как правило, у меня музыка либо «Туси сам», либо «Я хотела твою фамилию». Из крайности в крайность.

Как бы вы описали «дух» своего творчества?

Я пишу правду. Я поднимаю те темы в поп-музыке, которые, в основном, наверное, привыкли поднимать рэперы. Возможно, именно поэтому меня частенько закидывают в другую сферу. Я не боюсь быть глупой, я не боюсь быть смешной. Я не могу сказать, что это фишка. Это просто правда. А многие почему-то, делая музыку, считают, что нужно накинуть на себя какие-то образы. Я, в принципе, тоже была из того же числа людей, пока не подписала контракт. Для многих контракт становится переменой к худшему – люди начинают терять себя, — а я реально перестала бояться быть собой настоящей. Я призналась на всю страну в том, что каждая девушка, наверное, испытывала чувство минимальной ревности и, сидя с подружкой, обсуждала, что новая телка ее бывшего – стремная.

Я не постеснялась на всю страну спеть песню «Она тебе не идет». И люди не могли за это не зацепиться, потому что этих тем нет в других попсовых песнях. В них есть тема: «душа», «сердце», «у меня крылья за спиной, вот они опалились, а вот они не опалились» — и все. Другие темы почему-то не поднимаются.

А мне даже в кайф, наверное, где-то быть неидеальной. Я на концертах веду такое небольшое stand-up-шоу, как это все называют. Просто мало того, что я абсолютно ничего не помню после концерта – я захожу за кулисы и понимаю: «Господи, что это только что было, и как так пролетели два часа вместо сорока минут, за которые нам заплатили». И мне искренне по кайфу то, что, стоя на сцене, я могу рассказывать какие-то свои личные истории – естественно, не упоминая имен. Мне бы не хотелось, наверное, личностно делать акцент на тех людях, о которых я рассказываю, но все же – на моих концертах люди смеются, на моих концертах люди плачут, и это все так искренне, что после выхода даже с масштабных площадок, у каждого складывается впечатление, что они побывали на квартирнике. Я общаюсь со своей аудиторией, я люблю ее. Она привела к контракту, а не наоборот.

Как музыканты относятся к своим трекам?

Для меня каждый трек носит личный характер, потому что каждый трек написан непосредственно мной и обо мне. Но есть такой момент, как эмоциональный период написания песни, – то есть, когда это трек новый, ты к нему испытываешь максимальное количество нереально позитивных эмоций. Для меня открытием в альбоме стал трек «Палево» — он был написан за два дня до сдачи альбома. После того, как изначальный трек-лист был утвержден, я прибежала в офис с навязчивой идеей добавить новую песню и даже заменить ту, которая уже была сведена в альбоме. И мне сказали: «Ты не успеешь.», — на что я ответила: «А если успею?» И мне сказали, что, если успеешь, то тогда добавляем этот трек в альбом. Я максимально быстро за сутки, заседая в студии, доделала этот трек с нуля и до самой финальной версии.

Я искренне люблю каждый из своих треков, к каждому испытываю абсолютно разные эмоции, и от каждой этой эмоции кайфую. И бывает такое, что некоторые песни уже начинают поднадоедать, а потом я выхожу на какой-нибудь концерт, заново исполняю эту песню и понимаю, что у меня просто мурашки по телу бегут. Я флэшбэками вспоминаю тот период, в который она была написана, и мне это чувство безумно нравится.

Музыканты, кто для вас «идеал» в вашем стиле?

У меня в принципе никогда не было идеалов, кумиров или идолов, на которых хотелось бы равняться, поэтому я даже не могу сказать, кто идеален в моем музыкальном направлении.

Мне хочется верить в то, что я отличаюсь от общего количества поп-музыки, мне очень хочется оставаться отдельной единицей и не поддаваться трендам, которые в России стали друг другу подобны. Не считаю, что есть незаслуженно раскрученные артисты – я считаю, что у каждого есть своя дорога, и у каждого есть свой временной промежуток. И, к сожалению или к счастью, у нас усугубилась проблема с авторами одного хита. Поэтому у нас как-то быстро треки выстреливают и пропадают.

Я уже не раз говорила о том, что мне не хотелось бы никогда в своей жизни понять, что такое успех, и потерять его, выпустив следующий сингл. Поэтому я считаю, что, скорее, не существует незаслуженно раскрученного, существует просто время на раскрутку промежуточной песни. И я не знаю даже за что обидно – за то, что существуют временные хиты или за артистов, которые, не отдавая тому отчет, очень быстро ловят волну популярности.

 

Источник: thequestion.ru

Назад